Главная / Новости

Призраки стен старого Минска: Улица Интернациональная осталась без Монюшко и Ваньковичев

Призраки стен старого Минска: Улица Интернациональная осталась без Монюшко и Ваньковичев


На углу с улицей Энгельса, как свидетельствует Сбор, - дом No 21/3, в котором жил Станислав Монюшко был построен в 1797 г. из кирпича. Первоначально двухэтажный, в начале ХХ в. надстроен третий этаж: фасад, который выходит на ул. Интернациональная, отделанный 2 небольшими балконами с ажурной оградой на консолях (чугунное литье). Дворовый фасад укреплен 3 массивными контрфорсами. Расположение комнат анфиладное ". Как пристально отмечает Сбор, даже мельчайшие элементы отделки этого дома! В 2008 г. на фасаде - один балкон без ажурной ограды, хотя с консолями (подпорками с декоративной отделкой), в нишу на первом этаже вмурована массивная мемориальная табличка с напоминанием , что в здании жил Монюшко, польский композитор, родившийся в поместье Убель, что в нынешнем Червенском районе. Было это в 1830-31 гг.

Между тем, уже в середине 90-х годов ХХ в. от стен "дома Монюшко" оставался только небольшой кусок на углу улиц интернациональной и Энгельса, в стене торчали те самые уцелевшие консоли, а куда делась "ажурная ограда", возможно, знает только кто-то из сотрудников "Старого Минска" - организации, которая в то время занималась "реставрацией" знакового памятника зодчества и культуры - ни только минской, белорусской, но и польской, литовской, европейской, мировой, так имя Монюшко знают музыковеды всего мира. Но вряд ли они знают, что дом 1797 г. перестал существовать через два столетия после его постройки, а что сейчас на этом месте - вопрос, Право, из разряда философских.

Хочется верить, что во время следующей реконструкции, лет через десять, пятьдесят или сто не пропадут хотя бы те консоли - пожалуй больше ничего истинного от оригинальной Камяницы туристу здесь не покажешь.

Руководствуясь улицей интернациональной в сторону знаменитой "Журавинки", мы миновали несколько зданий - No23, 25, 27, что тоже стали жертвой реконструкции и, пожалуй, ни об одном уже не скажешь в унисон Собранию, что оно "построено в XIX в.». Так утверждать можно только о доме No29 (сейчас здесь Управление военной контрразведки КГБ) и следующим за ним - No31, более известным минчанам как бывшая библиотека имени А. Пушкина. Но книжные фонды отсюда выехали давно и более десяти лет здесь длится не то реконструкция, то ли реставрация, но "построенный в конце XVIII - начале XIX в." немалый по объему дом действительно еще стоит целый. Нет "добит" и очередной за ним - No33. В этих стенах еще двадцать лет назад собирались разместить отдел редкой книги Национальной библиотеки, а также музей с древними манускриптами.

А как же судьба того здания, что считается под No33а и известного как "Дом-усадьба Ваньковичев". Как утверждает Сбор, "здесь некоторое время жил и работал белорусский Живописец В. М. Ванькович". Сегодня, правда, исследователи уже сомневаются, а бывал ли здесь Валента Ванькович, которого, кстати, в мире признают все же как польского художника, хотя никто и не отрицает факта его рождения в Беларуси, в нынешнем Березинском районе. Конечно верно, что жил В. Ванькович в другом доме, что сейчас имеет минский адрес ул. Парниковых, 26, а когда-то это было городское предместье, точнее, деревня Большая Слепянка.

Дом на интернациональной, как выяснилось окончательно в результате архивных исследований, только в 1848 г. перешел в собственность к роду Ваньковичев, а потому принадлежал другим шляхецким семьям Минска . Бесспорный факт, что в конце 70-х годов прошлого века здание собирались снести, но в 80-е годы сюда пришли, наконец, реставраторы, только: им наконец пришлось почти полностью разобрать деревянную конструкцию усадьбы, так венцы сруба сгнили. оригинальный корпус дома, таким образом, не сохранился. и то, что мы видим сегодня под вывеской филиала Национального художественного музея как "Дом-усадьбу Ваньковичев", - это копия, пусть верная, "того, что раньше было", нечто вроде ратуши - снаружи как настоящий шляхетский дом, но на самом деле хорошая имитация. Приезжайте сюда сами и - да-да - понюхайте воздух: почувствуете ли хоть какой-то намек на старое дерево или, простите за такие детали, "дыхание" из подвалов - хотя бы многовековой влагой?

Дом построен в конце XVIII в. из деревянных брусьев на краю террасы над лугом Свислочи. Одноэтажное здание с мансардой, на каменном плато. Перед ним был парадный двор-курданёр с двумя флигелями по сторонам: Особый интерес по архитектуре представлял собой северо-восточный флигель. Первый этаж его был каменный, второй - из дерева. По центру располагался пятигранный каменный эркер с башнеобразным завершением, которое являлось своеобразной доминантой в силу исторического центра Минска, придавало строгому ансамблю романтический характер ". Эту большую цитату привожу из академического издания случайно: сейчас компания "АлатанТур" почти завершила восстановление флигеля, по некоторым данным, разрушенного в 1975 г.

Зная, что флигель — новый, а здание старое, как нам относиться к основному усадебному дому Ваньковичев? В. Ванькович умер в 1842 г. в Париже, так и не пожив в доме, купленном его родственниками только в 1848-м, да и лично я не имею определенности, уцелели ли под северной частью усадьбы "подвалы здания" второй половины XVII в., о которых упоминает Сбор. Экскурсоводы еще не раз вспомнят добрым словом "АлатанТур" за воскрешение флигеля, но решатся ли они поставить знак вопроса под действительностью того, что сегодня считается домом-усадьбой XVIII - XIX вв.? Впрочем, так ли уж это важно? Эта часть Минска вскоре вообще изменится до неузнаваемости. Вдоль от Белгосмузея Великой Отечественной войны к дому Ваньковичев уже висят проспекты будущего "шедевра", что вырастет рядом - высотке из стекла и бетона, который, по некоторым данным, имеет имеет все шансы стать отелем «Kempиnskи». Вы можете купить магнитно-маркерные доски оптом в Творческой Мастерской «Сандес».